Записки из Италии

Всё было написано на бумаге, в жёлтый блокнотик, пока я путешествовала, и бережно перенесено сюда.

Брюссель (вылетаю в Италию).

Суета поглотила и не поперхнулась. Возможно, я сама до жадности хотела вот такой вот скорости. А теперь ручника нет, чтобы успокоиться, снизить ход, остановиться. Кажется, что если вдруг остановиться, то всё как карточный домик раз разрушится, разлетится.
И это на самом деле так. Важность всего вокруг надумана в голове. Надо выдыхать и заниматься тем, что кайфово, не рваться.

Я поняла, что сбежала. Я в очередной раз сбежала — теперь от всех, и от себя, жутко занятой всемиэтимиделами.

Еще пара деньков и я буду ходить и глазеть, под итальянским солнцем (но, скорее всего, под дождем).
Потому что сил нет. Потому что все вокруг карточное. Настоящее такое маленькое и любит тебя, любит всегда.
Приоритеты, да. Вроде же со стороны посмотреть на меня — и всё же хорошо.
А на самом деле я же понимаю, что нет.
Неправдашнее.

Ну какому человеку придётся в голову попросить салфеток в брюссельском аэропортовом охрененнодорогом старбаксе (цены в 2,5-3 раза выше, чем в обычном, в Москве-Питере), просто потому что невмоготу хочется воскресить в себе вот это, графоманское.

Потому что, пролетая над черапашьечьем островом, что у Копенгагена; самолёт помахивает ластами другим пролетающим самолетам и пассажирам в них, а я решила опять писать.
Под гармони, слышимые из саундтреков к «Амели», я пишу. Вздыхаю с облегчением, потому что дорвалась, и пишу.
Я ждала, пока приземлится самолётик, и я, в полуночи, снова смогу хоть что-то зафиксировать.

В Брюсселе я купила себе маленький жёлтый солнечный блокнот. Всё моё.
Поэтому я пишу в него руками, хотя это ооочень уже непривычно.

Все пугают меня преступностью в Италии.
Я купила себе в Брюссельском аэропорту маленькую жутко дорогую мужскую(?) сумчонку, потому что совсем забыла, что у меня есть прекрасная маленькая сумочка с монетками, из Лондона. Ну да и бог с ним.

В аэропорту Charles de Roi (кажется, я вылетаю из него) стоит лакированное чёрное пианино, на нём написано «Play me». Я фотографирую его, пустующее, и думаю о старом Терминале, в Питере, на улице Рубинштейна.
«Открыточка Флаку», думаю я.
Так и не отправила; постеснялась.

Меня немного потрясывает. «Страшновато» пришло только сейчас.
Как я вообще решилась на такую авантюру?
Несмотря на то, что это «страшно» вдруг внезапно появилось во мне только сейчас, я всё равно не боюсь и улыбаюсь.

Какой-то мужчина меня снимает на фотоаппарт прямо сейчас. Да и вообще, они все принимают меня за француженку.
Merci ;)
А французский язык стоит учить только потому, что его слова звучат жутко сексуально ;)

Милан, утро

Я сижу в кафе «У Арнольда».
Если честно, то такое название вызывает во мне ассоциацию адового детского мульта [pic], ничего не могу с собой поделать ;) Тут готовят кофе на жутко жирном молоке, и они не делают его «extra hot», как я люблю.
Вообще в Милане писать не получается, не знаю, почему.
Вчера 6 часов блукала «куда глаза глядят» — Милан красив, но хочется поскорее свалить из него.
Нет тут места «мне идеально»; вообще даже рядом нет.
Разве только прямо в центре нашла «подножку» — выступ на стене. Сняла кеды, села, пила холодную воду, потому что дико жарко. Грелась, а, точнее — остывала. Как же хорошо было: сидеть, дышать, смотреть на людей, греться. Ну точно — кошка.

А ночью проснулась от стены дождя, ярких молний и грома. Ещё потому, что замёрзла от влажности — из открытого окна. Всё было таким сильным, что разбудило меня. Я долго не могла уснуть — хотелось и пить, и есть, и было даже страшно.
Я долго не могла уснуть, а потом поняла. Просто это не мой город.

Город меня отторгает, он какой-то чужеродный. Милан изрисован некрасивыми граффити из баллончиков. Мусорно. Хмуро. Быстро. Душно. Грязно. Холодно. Ни капли душевного тепла. — Тут нужно пить, чтобы не сойти с ума.

В общем, я жутко хочу уехать дальше — во Флоренцию.


Миланское метро

Ты знаешь, последний год очень сильно меня поменял — теперь я слышу себя; и это оказалось просто.

Я стою в миланском метро — впервые в жизни я решилась на метро в незнакомом городе, одна. Вокруг меня летает тополиный пух, он лезет в нос, щекочет. Я чихаю, кто-то рядом желает здоровья, я улыбаюсь, потому что не понимаю язык, но понимаю смысл.
Grazie ;)

Ноги немного ноют из-за шестичасовой прогулки по центру.
Знаешь, а всего этого вообще бы никогда не было, если бы не один человек.
Благодаря ему я узнала, что если тебя слышат, если в тебя верят, если делятся и искренне поддерживают, то всё оказывается «по плечу».
Что все авантюры — прекрасны, они сподвигают все остальные дела решать в полную силу, с гораздо меньшим усилием.

Вообще одной дико скучно.
Не хватает вот этого «А, смотри!» и тыканья пальцами на что-то замечательное!
И не хватает также, чтобы тебе кто-то также показал вот это, незамеченное.

И страшно от бомжей. Особенно их много в Милане. Они оккупировали целую лестницу на вокзале. Мимо них не пройдёшь — страшно.
И я не хожу.
Нет того, кто возьмёт за руку и скажет «пошли», и прикроет.
Я обхожу их далеко стороной.

Флоренция

Кладу на стол жёлтый блокнот, и не открываю его.
Ем пасту с грибами.
На этом все новости.
Хорошо!!


Я приехала на вокзал Святой Марии (которая Новелла). Шёл дождь.
У меня уже был зонт, и по карте, как оказалось, идти совсем не далеко. И я пошла.
Повернув за площадь, на улице Муди, я уткнулась в муравейник.

Тут улица на улице и улицей погоняет.

Масштабы Флоренции сопоставимы с… Ни с чем не сопоставимы! Она — крошечная!
Никакие гугл-карты не смогут сориентировать в том, насколько она маленькая.
М.
Усердно утыканный город.
Невский и рядом — больше центра Флоренции раза в три.
А улицы в ширину метра два с половиной, и меньше.
Вот и считай ;)

И ещё я фотографирую цветы, а не достопримечательности. И мне — ХОРОШО!
Я люблю жизнь. И пусть внутри меня это будет надолго-надолго. И моих близких. Пусть тоже так будет.
Как же мне повезло, что тут так всё.
Вот смотришь и думаешь: а вот сейчас — хорошо. И пусть так и останется, внутри меня, на подольше. Это ведь — главное. Это — настоящее. Пусть оно будет с улыбкой.

А напротив есть прекрасный бар. В нём меня опять приняли за француженку.
Ещё рядом — ювелирный. И продавцы (или сами ювелиры) каждое утро, узнав меня, улыбаются и говорят «buongiorno» ;)
Бонжорно!)

Они называют меня «bella», поняв, что я — русская (то есть не француженка и не лесбиянка).

Я наслаждаюсь своим ощущением этого года.

Сидишь себе ночью в номере и тихонько пьешь вино. А по улице кто-то проносится на мопедике. И опять только итальянская речь ночных гуляк.

И вдруг — даже не говоря на из языке, ты понимаешь, что кто-то забил гол. Нет, не ликуют, потому что присвистывают.
Бонжорно.
Тихий мужской голос. И леди тоже что-то щебечет. Опять накал страстей. Я клянусь, сегодня футбол. И смех. Такой компанейский смех.

Сегодня, купив вино, не нашла штопора. Пошла в бар напротив. Хозяйка всячески морщилась, но открыла бутылку.
Граци. Грациа (я говорю на французский манер). Она всё равно морщится :)

Город Сытопьяно.

Город закатов.
Флоренция — это город мостов и закатов.
Великолепный, тёплый город.
Ризторанто-траттория-пиззерия-джеллаторрия.
Тысячи их, разноназванных, вкусных, маленьких, с 7-8 блюдами на выбор.
Пишу. Сглотнула.
ММММММ!
Чем тут пахнет? Едой, конечно же!

Во Флоренции своя культура питания.
Например, кофе.
Эспрессо. Взял — сглотнул раскалённым, запил холодной водой, побежал дальше (куда? зачем?).
Кебаб. Для тех, кто не готов ждать вкусноты. Заглотить задёшево (конечно, вдруг, вкусно, я не знаю) — и опять же, бежать.
Культура снеков-дринков. Выпил-съел-побежал глазеть ;) Аперитивное питание для худеющих, со стаканчиком кьянти. И всё это, плюс антипасти, за 2 евро в магазинах. Ненастоящая Италия, зачем?
И вообще, слово «антипасти» меня фрустрирует. Такие вот «пасти» (представляются волчьи), да ещё и анти.
Фрукты на вынос, вино в супер-маркете, еда take-away — в Италии (?).
Signore, за что?

А, с другой стороны — неторопливость, но дороже.
Мы за время и наслаждение платим деньгами, я поняла.
Именно тут.


Рим

Не спится.
Хочется домой, но сначала полетать.
Руки горят, пальцы рук —тоже (у меня аллергия на солнце), а верхушка лба, которая у волос — пылает.

I HAD A VERY NICE DAY YEASTERDAY!!1

Мой итальянский «отпуск» подходит к концу.
Я сгорела в ботаническом саду (а он прекрасный и того стоил!).
В Риме я ни-че-го не видела. Кусок какой-то площади и край Колизея — да то, только потому, что перебегала дорогу в неположенном месте, фотографируя летящую ворону ;)
Только цветы, много-много цветов.
И брусчатку.

Я (опытный путешественник, хехе!) решила не брать такси и доехать-дойти самостоятельно.
Но я верила гугл-картам! А там — не указано, что «чувак, тут брусчатка, не рискуй колесиками своего чемодана!».
В общем, это был эпик-фейл, мой самый плачевный опыт самостоятельных путешествий: больше не буду идти пешком с чемоданом, по брусчатке (одна). Это трудно, ужасно трудно. Мне кажется, что каждый, кто был хоть раз в Риме, вкусил радость таскания чемоданов по булыжникам, хотя бы на пару метров ;)
tip: в Риме с вокзала берите такси, не прогадаете!

via Morgutta-51 я так и не нашла (это из любимых «Римских каникул»). Хотя, на деле, даже не попыталась.
толпы туристов топчут камни, перебегая от одного памятника к другому, отрезая на своих снимках головы другим, таким же как и они, с фотоаппаратами наперевес,
тысячи снимков с одного ракурса.

Рим абсолютно не приспособлен для туризма.
Нет тебе бордюров поребриков для пешеходных прогулок, ни кафе «с видом на …», —ничего в помине нет.
Спасения нет ни от велосипедистов, ни от машин, ни от мотоциклов и скутеров.
Даже «долгих» светофоров нет ;)

Всё кругом торопится и бежит — это локальная Москва в Италии.
Хотя ты можешь пойти через Тибр и посмотреть закат — это важно!

Зато именно тут нашлась идеальная пицца!)

Ода римской пицце!

Она продаётся в небольшом местечке, за мостом, под названием La Boccaccia (в нетерпении сдаю это место!).
Беру два разных кусочка, рядом со мной молодежь набирает ассорти из 10-15 видов.
Я улыбаюсь. Как странно! Куда в них столько влезет?

Откусываю первый кусочек. И понимаю, почему они берут сразу много-много!

Ты чувствуешь, как мягкая ароматная начинка (ещё тёпло-горячая) покоится на родной корочке.
Подрумяненное снизу тельце состоит из прожаренного, хрустящего тонкого теста, пышащего теплом.
И перчик, и травки, и свежесть черри — вот это вот всё — можно заглотнуть без пальцев, только облизывая их потом, потому что невероятно вкусно!
Но! Не торопись есть: ведь каждый кусочек приближает тебя к раю!
И сок, тёплый вкусный сок, он течёт между твоих пальцев, ты стараешься его не упустить, облизываешь пальцы, по-дикарски.
Это вот чувство, дикое, животное — поглащение еды с пылу с жару — оно порабощает тебя!
Я не могу удержаться и иду за добавкой.
Ещё два кусочка, вот этой вот, которая с рукколой. И вот эту, с прошуто. Третий? В меня не влезет же!
А! Да! Si! lo farò!
Они улыбаются мне, на щеках хозяюшек мука и нагар от печи, растёртый и неубранный до конца.
Они пунцовые от тепла печи, которая поблизости.
Невероятная вкуснота!

Италия осталась в трёх словах: вкусно, солнечно, обгорела!
^)


Фоточки!

(Чтобы не было скучно, можно слушать моё настроение (которое прямо сейчас!)

Милан

DSC_2223

DSC_2225

DSC_2234

DSC_2256

DSC_2280

DSC_2285

DSC_2291

DSC_2298

DSC_2313

DSC_2325

DSC_2343

DSC_2359

DSC_2406

DSC_2414

DSC_2455

DSC_2472

DSC_2503

DSC_2610

DSC_2634

DSC_2655

DSC_2658

DSC_2662

DSC_2674

DSC_2691

DSC_2761

DSC_2780

DSC_2783

DSC_2785

DSC_2790

DSC_2797

DSC_2800

DSC_2806

DSC_2809

DSC_2814

DSC_2828

DSC_2829

DSC_2842

DSC_2855

DSC_2863

DSC_2876

Флоренция

DSC_2885

DSC_2958

DSC_2963

DSC_2978

DSC_2987

DSC_2999

DSC_3000

DSC_3009

DSC_3017

DSC_3034

DSC_3038

DSC_3074

DSC_3118

DSC_3144

DSC_3154

DSC_3160

DSC_3173

DSC_3196

DSC_3201

DSC_3220

DSC_3233

DSC_3273

DSC_3282

DSC_3290

DSC_3329

DSC_3340

DSC_3354

DSC_3358

DSC_3379

DSC_3404

DSC_3421

DSC_3427

DSC_3435

DSC_3438

DSC_3444

DSC_3450

DSC_3451

DSC_3453

DSC_3456

DSC_3460

DSC_3462

DSC_3470

DSC_3474

DSC_3475

DSC_3487

DSC_3501

DSC_3519

DSC_3540

DSC_3561

DSC_3566

DSC_3579

DSC_3603

DSC_3626

DSC_3637

DSC_3647

DSC_3678

DSC_3705

DSC_3710

DSC_3716

DSC_3724

DSC_3731

DSC_3743

DSC_3770

DSC_3779

DSC_3787

DSC_3795

DSC_3798

DSC_3869

DSC_3871

DSC_3876

DSC_3881

DSC_3889

DSC_3921

DSC_3939

DSC_3965

DSC_3980

DSC_3981

DSC_3982

DSC_3986

DSC_3996

DSC_3999

DSC_4004

DSC_4011

DSC_4014

DSC_4016

DSC_4017

DSC_4024

DSC_4030

DSC_4041

DSC_4049

DSC_4051

DSC_4055

DSC_4069

DSC_4074

DSC_4075

DSC_4081

DSC_4083

DSC_4087

DSC_4089

DSC_4102

DSC_4114

DSC_4127

DSC_4128

DSC_4137

DSC_4149

DSC_4153

DSC_4155

DSC_4185

DSC_4187

DSC_4234

DSC_4246

DSC_4259

DSC_4281

DSC_4285

DSC_4290

DSC_4311

DSC_4314

DSC_4352

DSC_4355

DSC_4382

DSC_4406

DSC_4423

DSC_4435

DSC_4437

DSC_4444

DSC_4458

DSC_4467

DSC_4496

DSC_4526

DSC_4549

DSC_4591

DSC_4666

DSC_4694

DSC_4745

DSC_4785

DSC_4798

DSC_4829

DSC_4898

DSC_5039

DSC_5087

DSC_5092

DSC_5110

DSC_5150

DSC_5185

DSC_5186

DSC_5187

DSC_5191

DSC_5199

DSC_5220

DSC_5223

DSC_5225

DSC_5244

DSC_5265

DSC_5297

DSC_5324

DSC_5326

DSC_5344

DSC_5373

DSC_5384

DSC_5386

DSC_5390

DSC_5393

DSC_5403

DSC_5410

DSC_5426

DSC_5441

DSC_5453

DSC_5477

DSC_5494

DSC_5521

DSC_5555

DSC_5563

DSC_5585

DSC_5592

DSC_5594

DSC_5601

DSC_5602

DSC_5611

DSC_5621

DSC_5626

DSC_5633

DSC_5640

DSC_5651

DSC_5652

DSC_5660

DSC_5665

DSC_5695

DSC_5729

DSC_5766

DSC_5806

DSC_5831

DSC_5867

DSC_5923

Рим

DSC_5950

DSC_5951

DSC_5966

DSC_5985

DSC_5994

DSC_6003

DSC_6038

DSC_6045

DSC_6064

DSC_6082

DSC_6085

DSC_6088

DSC_6095

DSC_6117

DSC_6179

DSC_6217

DSC_6329

DSC_6344

DSC_6719

DSC_6855

DSC_6910

DSC_6956

DSC_7075

DSC_7078

DSC_7087

DSC_7131

DSC_7136

DSC_7146