Некоротко о прекрасном

сохраню, чтобы не потерялось.
автор — Евгения Тимонова

Работа это такой мужик. Их вообще в мире тысячи миллионов всяких разных, но некоторые созданы именно для тебя. Ну или сначала кажется, как будто именно для тебя, а потом, например, начинается ругань из-за зубной пасты на зеркале и скомканных носков под кроватью, и всё. Правда, на работе это обычно твоя зубная паста и твои скомканные носки.
С работой, как и с мужиком, тебя связывают деньги, секс и любовь. В идеале – три в одном. Но в реальности обычно по одному на троих.
В общем, бывает по разному. Например, с одной работой, пусть называется М, семь лет живешь душа в душу. Приходишь криворуким желторотым копирайтером и вырастаешь в ладного креативного директора, обученного всяким штукам. Не изменяешь со случайными халтурами. Только один раз сбегаешь на годик в Киев поматросить с LQ, но тут же возвращаешься — и М опять счастлив как дурак. И денег хватает, и душевности хватает, а трахаться приходится ровно столько, сколько нужно для здоровья и общего тонуса. Иногда даже думаешь: отсюда только на пенсию. Но! Через семь лет у вас с М наступает кризис семи лет. И за следующий год вы выпиваете друг другу всю кровь, съедаете весь мозг, делите всех совместно нажитых друзей и расходитесь в муках. Хотя на самом деле все знают, что всё это из-за бабы. Потому что М, понимаете, на старости лет заводит себе новую бабу. И она, как назло, оказывается его генеральным директором.
Тогда ты делаешь лифтинг резюме, отглаживаешь портфолио и идешь к, например, И. Достоинство у И. одно, но это огромное достоинство. У И. дофига денег. И еще одно достоинство небольшое, но пикантное – например, его гендиректор сто лет назад напился и подрался в самолете со старым гендиректором М. В остальном И. ужасно скучный. Но ты решаешь, что за такие деньги купишь всех цыган и медведей Москвы и как-нибудь сама себя развеселишь. И говоришь Да. Я согласна быть вашей креативным директором.
Ну а дальше как в кино, в котором еще молодая, но уже интересная тетя собирается узаконить отношения со скучным, богатым и нелюбимым. До официальной регистрации остается день-два – и тут прямо из-за угла выскакивает П. Практически совершенно случайно. Катаешься на самокате под дождем, никого не трогаешь, а тут фигак — собеседование. Ну зайдешь, мокрая и с самокатом, чисто посмотреть из любопытства. А там сидит такой, знаете, абсолютный и сокрушительный П. И в томных и наглых глазах его написано: и тут заходит она, вся такая мокрая и с самокатом. После этого в кино следующим планом обычно идет бурный секс в подсобке. В понедельник ты уже выходишь на новую работу, и это не И.
Причем выходишь не креадиром – креадир у П. уже есть. Выходишь простым группхедом и за меньше денег. Но зато с обещанием таких смелых вершин, таких захватывающих бездн и таких регулярных съемок в Калифорнии и Таиланде, что хочется рассказать всем подругам, но страшно сглазить.
Работы много, честно говорит П. Но, подлец, не предупреждает, насколько. Первые два месяца тебе даже в кайф день и ночь трахаться с кучей смелых и оригинальных проектов. Но на третий при всей любви к процессу он уже не так радует. Денег становится ненормально много, потому что их просто некогда тратить. Чтобы как-то это исправить, ты покупаешь машину – и до сих пор не можешь зарегистрировать ее в ГАИ. Тебе некогда. Ты все время трахаешься с работой или отсыпаешься после. На четвертый месяц с удивлением обнаруживаешь себя плачущей в офисном туалете из-за того, что на сайте новостей рекламы забыли указать твое имя в титрах твоего ролика. Да я никак ебанулась? — осторожно спрашиваешь ты сама себя, сморкаясь в туалетную бумагу. И горько сама же себе отвечаешь – Нет, я заебалась.
На пятый месяц тебе уже все равно, потому что ты стерлась, одеревенела и вообще тебе надо лететь в Лос-Анджелес. И тут, например, звонит И.
Он так и не нашел никого вместо тебя. И уже, боится, не найдет. Он понимает, что П. зажигательный и крутой, и тебе с ним гораздо интересней. Но денег у И. по прежнему столько, что он готов. Так не согласишься ли ты иногда приезжать к нему, делать, что он просит, и получать за это, что положено? Так, в свободное время. При словах «свободное время» ты усмехаешься как саксаул, криво и сухо. Но масштаб креатива у И. обычно таков, что для него хватит и свободного времени левой ноги. А оно у тебя еще есть.
В Лос-Анджелесе ты пашешь так, что тебе сочувствуют даже мексиканцы, а на шоппинг остается всего три часа. Вся работа для И. делается в самолете туда и обратно. И. от нее в восторге. Он отстегивает денег – и просит сделать кое-что еще. Левая нога пытается расплакаться в туалете. Но ты не можешь ему отказать — теперь тебе очень нужны деньги. Потому что у тебя появилось оно. Дело с большой буквы. Назовем его Д, потому что это будет, например, дайвинг.
Д. когда-то уже появлялся в твоей жизни в виде пары несложных сертификатов, дающих возможность нырнуть, раз уж приехал. Но сейчас все по другому. Сейчас Д. пришел, чтобы спасти твою душу, иссыхающую под бременем бабла и сверхурочной работы. Поэтому ты хватаешься за него как утопающий за соломинку, при всей нелепости этого образа в данном контексте. Теперь – только лучшая в мире система обучения. Снаряга из арсенала ВМС США. Индивидуальный курс на прайват-боте в Красном море. Ты говоришь П. и И. – с такого-то по такое-то меня не трогать, я под водой! И они боятся трогать тебя, потому что это как мешать великой любви или стоять перед паровозом. Ждут, когда пройдет. Но оно не проходит – так, только слегка приостанавливается. Ровно настолько, чтобы заработать еще бабла и отгулов за сверхурочные – и радостно спустить всё на Д. За два месяца на него уходит больше, чем на покупку машины. Бог придумал кокаин, чтобы напомнить человеку, что у него слишком много денег. Для тех, кому не нравится кокаин, Бог придумал дайвинг.
Ты иногда мечтаешь – вот бы бросить всю эту московскую возню, всех этих И., П., и прочих М., махнуть на море и профессионально заняться Д. Уйти в него, любимого, с головой и стать наконец целой и счастливой. Но ты уже не настолько желторотая и понимаешь: у Д. своя зубная паста на зеркале и свои скомканные носки под диваном. И не факт, что симпатичнее тех, к которым уже привыкла. Кроме того, связаться с ним серьезно это как выйти замуж за любимого, но абсолютно безденежного, например, музыканта. Хочется, но ведь ты уже пробовала? Вот. Так что подумаешь, подумаешь, да и оставишь пока все как есть. И. для денег, П. для секса и Д. для любви. Ну а что. Сколько вон так живут и ничего.
Но позавчера чуть не случается чего. Заходишь утром на сайт рекламных новостей, и видишь заметку о том, что рекламное агентство И. сделало новую рекламу. И фотография того, что ты тогда в самолете. И подпись под ней, например, «Креативный директор — Евгения Тимонова». Дело, собственно, даже не в том, что как лапочка-ролик, так фиг подпишут, а как левой ногой, так сразу видно, чья это кого надо нога. А в том, что сейчас начальство П., например, полезет читать новости – и тут оба-на, новость. Есть такая картинка: сидит кот, обхватив голову руками, а над ним разговаривают два человека: — Так это ваш кот? А я думала, мой.
Ты представляешь, как начальство сейчас подходит и говорит тебе: А это как понимать? И смотрит так, как будто и без тебя отлично знает, как это понимать. И только ты собираешься пролепетать, что это было очень давно, всего один раз и вообще не то, что он подумал, как вдруг в голове что-то перещелкивает. И ты отвечаешь: Знаешь, что! Я тут трахаюсь с тобой уже полгода как последний раз в жизни, и что я за это получаю? Как я должна жить на эти копейки? Куда ездить? В чем нырять? Скажи спасибо, что я могу сама себя обеспечивать! Ты вообще должен гордиться, что твои дурацкие слоганы сочиняет не какой-нибудь несчастный копирайтер, а настоящий креадир! А он тебе на это отвечает… Но ты не успеваешь придумать, что он ответит в ситуации, когда ответить совершенно нечего. Потому что в почту вдруг сваливается письмо от главреда LQ:
“Бля, так не делается. На тебя размечены полосы, ты — колумнист, мы пропустили тебя один раз и получили 30 писем-возмущений. Ты нужна журналу и просто потому, что ты заебалась, я не дам тебе соскочить. Напиши про то, что такое заебаться! И нахуй оно надо.”
И тогда тебе вдруг становится все равно, кто что ответит, ибо ты уже смеешься, как дурак, а потом садишься и до утра пишешь эту колонку. Потому что для полного женского счастья нужен кто-то для денег, кто-то для секса, кто-то для любви – и еще кто-то, с кем можно просто поржать.

vash kot